Меню каталога
Закрыть


28.01.2021

Выкидыши на ранних сроках у пациенток с синдромом поликистозных яичников после IVM в сравнении со стандартной стимуляцией яичников для ЭКО/ИКСИ

Цель исследования

Установить, является ли частота выкидышей на ранних сроках у пациенток с синдромом поликистозных яичников (СПКЯ) выше после созревания ооцитов in vitro (IVM), чем после стимуляции яичников для ЭКО/ИКСИ?

Краткое резюме

Женщины с СПКЯ, забеременевшие после переноса свежих эмбрионов, имеют более высокую вероятность выкидыша на ранних сроках после IVM, но после переноса замороженных эмбрионов (FET) не наблюдалось существенной разницы в частоте выкидышей на ранних сроках после IVM по сравнению со стандартной стимуляцией яичников.

Актуальность

В современной литературе есть противоречивые данные относительно риска выкидыша на ранних сроках после IVM ооцитов по сравнению со стимуляцией яичников. Из-за ограниченного объема выборки в предыдущих исследованиях, использования различных систем IVM и возможной погрешности, обусловленной индивидуальными особенностями пациента и типом лечения, однозначные выводы сделать невозможно.

Дизайн исследования

Это было ретроспективное когортное исследование, в котором приняли участие 800 женщин с диагнозом бесплодия и СПКЯ, определенным Роттердамскими критериями, у которых был первый положительный тест на беременность в циклах со свежим переносом или FET после IVM или стимуляции яичников в период с января 2010 года по декабрь 2017 года в академическом медицинском центре.

Материалы и методы

Беременности, полученные после IVM без применения ХГЧ-триггера после короткого курса стимуляции высокоочищенным менопаузальным гонадотропином человека сравнивали с беременностями после обычной стимуляции яичников. Первичным исходом был выкидыш на ранних сроках, определяемый как спонтанная потеря беременности до срока 10 недель.

Результаты

В исследование включили 329 пациенток с положительным тестом на беременность после IVM и 471 пациентка с положительным тестом на беременность после стимуляции яичников. Женщины, беременные после IVM, были моложе (28,6 ± 3,4 года против 29,3 ± 3,6 года, Р = 0,005) и с более высоким уровнем антимюллеровского гормона в сыворотке крови (11,5 ± 8,1 нг/мл против 7,2 ± 4,1 нг/мл, Р < 0,001) по сравнению с забеременевшими после стимуляции яичников. Распределение фенотипов СПКЯ достоверно отличалось среди женщин в группе IVM по сравнению с женщинами в группе со стимуляцией яичников, а женщины, беременные после стимуляции яичников, ранее чаще теряли беременность на ранних сроках (28% против 17,6%, Р = 0,003). Частота выкидышей на ранних сроках была достоверно выше после переноса свежего эмбриона после IVM по сравнению со стандартной стимуляцией яичников (57/122 (46,7%) против 53/305 (17,4%), Р < 0,001), в то время как результаты после FET были сопоставимы (63/207 (30,4%) против 60/166 (36,1%) соответственно, Р = 0,24). В многофакторном логистическом регрессионном анализе циклов переноса свежих эмбрионов IVM было единственным независимым фактором (скорректированное отношение шансов (аOR) 4,24, 95% CI 2,44–7,37, Р < 0,001), достоверно связанным с повышением вероятности выкидыша на ранних сроках. С другой стороны, когда та же модель применялась к циклам FET, тип лечения (IVM против стимуляции яичников) не был достоверно связан с ранней потерей беременности (аOR 0,73, 95% CI 0,43–1,25, Р = 0,25).

Оригинал статьи


Назад к статьям